НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ




предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. Методы объективной регистрации оперативного мышления

Одним из распространенных методов фиксации производственного процесса является хронометраж. Именно с его помощью составляется основная характеристика того или иного вида производственной деятельности. Можно без преувеличения сказать, что с применением этого метода было положено начало научной разработке некоторых разделов психофизиологии труда.

При хронометраже обычная последовательность действий хронометражиста состоит в следующем. Сначала грубо определяется время, которое рабочий затрачивает на отдых среди работы, ожидание материала и т. п. Затем хронометражист записывает в порядке последовательности отдельные движения, составляющие в совокупности изучаемую операцию; это дробление операции на ее составные части является элементарным анализом операции. Разбив операцию на элементы, хронометражист приступает непосредственно к самому процессу хронометрирования - записи в соответствующую графу продолжительности каждого элемента. Примерный хронометраж деятельности рабочего представлен в табл. 1.

Таблица 1
Таблица 1

Таков в общих чертах детальный хронометраж трудовых операций рабочего, занятого на производстве. Однако применение детального хронометража в том виде, в котором он здесь изложен, к трудовым операциям организаторов движения поездов, не дает результатов, адекватно отражающих сущность профессий, связанных с управлением производственным процессом.

Непригодность данного вида хронометража как метода фиксации операций производственного умственного труда определяется следующими обстоятельствами. Во-первых, внешнее проявление умственной операции не прямо связано с ее сущностью; во-вторых, утрачивается смысл фиксации длительности внешнего проявления операции, поскольку эта длительность может быть либо чрезвычайно вариабильной, либо, наоборот, очень стабильной. Например, длительность телефонного разговора может колебаться от 3-4 сек до целой минуты - эта вариабильность продиктована конкретным содержанием и смыслом данного разговора, в то время как закрепление патрона на станке как составная часть трудовой операции рабочего-станочника строго определена во времени и ее вариабильность может говорить или об утомлении рабочего (если время увеличивается), или приобретении навыков (если время уменьшается).

С другой стороны, целый ряд внешних выражений умственных операций организатора движения поездов не имеет смысла фиксировать по длительности в силу того, что они чрезвычайно просты по своей двигательной структуре. К этим действиям относятся, например, нажатие кнопок при прокладывании маршрутов. Если будет известно время, необходимое тому или иному человеку для нажатия на кнопку, то это время едва ли окажется существенным для качественной характеристики умственных операций, связанных с организацией движения поездов.

Таким образом, измерение временной длительности того или иного внешнего проявления производственной умственной операции не является существенным для понимания ее структуры и сущности и, следовательно, детальный хронометраж, несмотря на все его значение в других отраслях психологии труда, не может быть использован в качестве метода фиксации производственных умственных операций, связанных с управлением производственным процессом.

В этой связи целесообразно рассмотреть также другой вид фиксации трудовой деятельности - фотохронометраж рабочего дня.

Задача наблюдателя-фотохронометражиста состоит в том, чтобы отмечать, чем занимается находящийся под его наблюдением человек, причем каждый раз записывать моменты перемены вида работы.

До начала фотохронометража составляется бланк, в котором имеется столько граф, сколько предполагается видов работы. Обычно при проведении фотохронометража на заводе в бланке хронометража применяли три графы: 1) основная работа, 2) вспомогательная работа, 3) неработа.

После того как бланк фотохронометража заполнен, составляют графическое изображение фотографии рабочего дня.

Г. X. Кекчеевым предложена следующая форма для фотографии рабочего дня: горизонтальная широкая полоса, длинная сторона которой, соответствующая длительности рабочего дня, разбита на определенные временные промежутки. На этой полосе наносятся во временной последовательности по данным записи фотохронометража черным цветом - основная работа, штриховкой - вспомогательная работа, белым цветом - неработа. При изучении трудовой деятельности такая фотография дает отчетливое представление о чередовании работы и отдыха, об удельном весе вспомогательной работы, об общей длительности основной работы.

Соотношение различных видов работы и неработы представляют иногда в виде круговой диаграммы. При этом полный круг принят за 100% рабочего времени, а секторы или полосы, выделенные разными цветами, дают процентное соотношение тех или иных компонентов рабочего дня.

Фотохронометраж часто и с успехом применялся физиологами и психологами труда. На основе его данных были сделаны важные выводы относительно рационального распределения труда и отдыха в ходе рабочего дня.

Метод фотохронометража к анализу профессии поездного диспетчера был применен сотрудниками Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожной гигиены (ВНИИЖГ МПС) М. Г. Бабаджаняном и Е. И. Костиной [5]. При составлении фотографии рабочего дня, оформленной в виде круговой диаграммы, ими были учтены следующие внешние компоненты деятельности поездного диспетчера: разговор (телефонно-селекторный), вычерчивание графика при разговоре, вычерчивание графика без разговора, консультация, пауза, личное время.

Эти фотографии рабочего дня дали определенный материал для оценки загрузки диспетчера с физиологической точки зрения и для понимания тех сдвигов в различных функциях нервной системы, которые были установлены физиологами при обследовании диспетчеров до и после дежурства. Действительно, если около двух третей смены диспетчера проходит в телефонно-селекторных переговорах либо в этих переговорах при одновременном вычерчивании графика, то отсюда можно сделать определенные выводы о степени загрузки речевого аппарата и всей нервной системы в целом. Однако о том, какого рода конкретная умственная деятельность осуществлялась диспетчером в течение смены, какой сложности операции им выполнялись, протекали ли они изолированно или при одновременном выполнении других операций и т. д., фотография рабочего дня ответа не дает. И если для нужд физиологии труда получаются какие-то данные (например, степень загрузки голосового аппарата), то для задач психологии труда, для выяснения особенностей протекания психической деятельности, связанной с управлением производственным процессом, подобная фиксация трудовой деятельности явно недостаточна.

Слабые стороны фотохронометража рабочего дня особенно отчетливо выступили при попытке дать с помощью этого метода характеристику труда дежурных по станции, оборудованной маршрутно-релейной централизацией.

Внешнее проявление операций для работников этой профессии оказалось значительно более Дробным, чем у поездного диспетчера. В ходе первоначального наблюдения за работой дежурного по станции оказалось возможным выделить следующие внешние компоненты его деятельности: телефонно-селекторный разговор, переключение кнопок на пульте управления, обращение к расписанию поездов, объявления по радио, подход к окну для визуального наблюдения за путями, согласование действий (в случае, если у пульта управления дежурят два дежурных), записи и личное время. Кроме этих компонентов, было выделено еще наблюдение за пультом, т. е. такое рабочее состояние дежурного, когда он внешне ничего не делает и лишь смотрит на пульт.

При составлении фотографии рабочего дня на основании фотохронометража, проведенного по перечисленным компонентам, оказалось, что общее суммарное время наблюдения за пультом составляет иногда одну треть, иногда половину, а в ряде случаев и больше половины всего дежурства; причем время на телефонные переговоры занимает весьма незначительную часть общего времени. Такого рода данные могут создать неправильное представление о загрузке дежурного по станции в продолжение смены - ведь согласно фотохронометражу он большую часть смены "ничего не делает" и лишь наблюдает за пультом. В то же время уже первое непосредственное наблюдение за работой дежурного показывает, что он постоянно занят: или разговаривает по телефону, или переключает кнопки на пульте, или подбегает к окну и т. д. Почему же при суммарной фиксации его деятельности в фотографии рабочего дня получается такое неверное, такое искаженное отражение соотношения различных элементов внешнего выражения его работы?

Это происходит потому, что такие внешние компоненты операций, как разговоры и переключения, будучи невелики по временной длительности, чрезвычайно часты. Например, в течение 10 мин дежурный может 15-20 раз поговорить по телефону или селектору, нажать около 30 кнопок установки маршрутов, сделать два объявления по радио, подойти один-два раза к окну и при этом 5-6 мин наблюдать за пультом. Если при анализе исходить из суммарного времени наблюдения, то может возникнуть впечатление, что он 5-6 мин из 10 пассивно сидел у пульта. Совсем другой характер приобретает деятельность за тот же отрезок времени, если принять во внимание, сколько раз он совершал различные действия. При таком подходе, т. е. при учете количества разнообразных действий в единицу времени, создается более правильное, более соответствующее действительности представление о насыщенности внешней стороны деятельности дежурного по станции.

Следовательно, фотохронометраж, так же как и детальный хронометраж, в том классическом виде, в каком он до сих пор применялся, не может служить точным методом фиксации действий работников диспетчерских профессий. Фотографии рабочего дня диспетчера и дежурного по станции не только не вскрывают внутреннюю, качественную специфику и сущность данного вида производственной умственной деятельности, - они не создают правильного представления даже о внешней стороне труда организаторов движения, о его плотности и насыщенности. Все это позволяет отказаться от этих методов фиксации трудовой деятельности и выяснить возможность применения других более отвечающих производственному умственному труду, связанному с управлением процессом производства.

Первый шаг в этом отношении был сделан при изучении условий труда ДСП, когда для сравнительной оценки сложности их работы на той или иной станции был применен подсчет количества телефонных разговоров на протяжении смены. Оказалось, что сумма телефонно-селекторных разговоров за смену прямо пропорциональна интенсивности работы станции.

В качестве объектов для сравнения были избраны три пассажирские станции. Одна из них - тупиковая с относительно слабой интенсивностью движения - была оценена как наименее напряженная. Другая станция с двумя направлениями и значительной интенсивностью движения рассматривалась как станция средней напряженности. И, наконец, узловая станция с пятью направлениями и интенсивным движением была с точки зрения работы на ней дежурного наиболее напряженной.

При подсчете количества телефонно-селекторных разговоров за смену оказалось, что если принять число разговоров на тупиковой станции за единицу, то на станции с двумя направлениями оно было в два раза больше, а число переговоров дежурного по узловой станции с пятью направлениями составило в сумме три такие единицы. Следовательно, число телефонно-селекторных разговоров возрастало примерно пропорционально усложнению работы дежурного на той или иной станции. Эта сравнительная оценка была в некотором отношении подтверждена психофизиологическими сдвигами, обнаруженными при обследовании организаторов движения до и после дежурства.

Возник вопрос о том, насколько количество телефонно-селекторных переговоров может характеризовать деятельность организатора движения с точки зрения конкретного протекания психических процессов при осуществлении производственных операций. Вопрос этот связан с тем, что означает каждый разговор в деятельности дежурного, какая психологическая реальность за ним скрывается. Поскольку телефонно-селекторный разговор означает, с одной стороны, получение информации от соседней станции, от диспетчера, от станционных работников, а с другой стороны, - передачу приказа дежурного по станции, постольку совершенно обоснованно можно рассматривать каждый разговор как свидетельство участия дежурного в решении задач по организации движения поездов в рамках станции. Следовательно, общее количество разговоров дает некоторые сведения о количестве задач, решенных дежурным за смену.

Однако при дальнейшем наблюдении и анализе деятельности дежурного по станции совершенно отчетливо выступило то обстоятельство, что количество телефонных переговоров совсем не пропорционально числу решенных им задач. Часть разговоров дает дежурному сведения о том, что та или иная задача возникла (сообщение диспетчера о вывозном поезде, сообщение дежурного по соседней станции о выходе поезда, сообщение составителя о нарушении в маневровой работе и т. д.). Содержанием другой части разговоров является отдача дежурным распоряжений, выработанных в ходе анализа условий и требований задачи. Если учесть при этом, что возможны многочисленные повторения разговоров как со стороны дежурного, так и со стороны исполнителей, повторения, направленные на то, чтобы лишний раз проверить условия выполнения и более четко уяснить создавшуюся ситуацию, то становится понятным, что на решение каждой задачи могут падать два, три или вообще неопределенное число разговоров.

Таким образом, хотя общее количество разговоров и дает известное представление о числе решенных дежурным задач, но соотношение этих двух величин имеет довольно сложный характер. Что же касается деятельности при выполнении дежурным той или иной операции, то количество телефонных переговоров не дает, да и не может дать ее характеристики. Для оценки протекания интеллектуальных процессов в этом виде труда необходимо применение другого метода фиксации, в большей степени учитывающего содержание и качественный состав операций.

На основании изучения работы ДСП посредством наблюдения и описанных видов хронометража такой несложный методический прием был найден.

Для фиксации в целях простоты записи символически обозначались все внешние действия дежурного. Хотя целью фиксации операций должно явиться проникновение в их внутреннюю, психологическую структуру, основным путем такого проникновения может быть лишь объективная запись внешних действий. Их символическое обозначение должно с возможной полнотой отражать качественную характеристику действия. Выше подчеркивалась нецелесообразность высчитывания временной длительности внешних действий, из совокупности которых складывается внешняя сторона операции. Поэтому символические обозначения действий целесообразно расставлять на протяжении определенного достаточно малого отрезка времени. В наших наблюдениях такой единицей была минута. Этот временный период позволял довольно точно учитывать действия ДСП.

Применение метода символической фиксации внешних действий для целей психологического анализа профессий, связанных с организацией движения поездов, можно продемонстрировать на примере записи работы дежурного по промежуточной станции с маневровой работой на двухпутном участке. Такого рода станции являются типичными на сети железных дорог. Пост дежурного оборудован аппаратом МРЦ и дежурный из своего служебного помещения управляет положением всех стрелок и сигналов на станции.

Телефонно-селекторные переговоры осуществляются дежурным с соседними станциями (условные обозначения переговоров Т1 и Т2), с поездным диспетчером Т3, с машинистом маневрового локомотива Т4, с дежурным по путям Т5, с начальником станции Т6, со стрелочным постом Т7.

Дежурный осуществляет следующие действия с кнопками: прокладывает первую половину поездного маршрута по главному нечетному пути (условное обозначение А1), вторую половину этого же маршрута А2, первую половину поездного маршрута по главному четному пути Б1 вторую половину Б2; прокладывает маневровый маршрут в пределах одного из маневровых парков (четного, расположенного вдоль четного главного пути, или нечетного, расположенного вдоль нечетного), без пересечения главных путей (условное обозначение М); прокладывает маневровые маршруты через главные пути (при заезде маневрового локомотива через главный путь из нечетного парка - первая половина маршрута M1, при заезде через главный путь в четный парк - вторая половина маршрута М2).

Таблица 2
Таблица 2

Подход к окну для визуального наблюдения - К.

Хронометраж, проводимый этим методом, осуществляется на отдельных листах для каждого часа дежурства. Лист делится на четыре графы. В первой графе фиксируются минуты соответствующего отрезка дежурства; счет минут ведется от начала смены. Во второй графе отмечается прокладывание маршрутов (поездных и маневровых), а также подход к окну. В третьей графе фиксируются телефонно-селекторные переговоры. В четвертой - операции дежурного, длительность которых отмечается линией с соответствующим порядковым номером. Буква, стоящая рядом с номерок, указывает характер маршрута (п - поездной маршрут, м - маневровый, мс - маневровый осложненный, например, заезд из одного маневрового парка в другой через главный путь).

Примерная запись отдельных периодов дежурства показана в табл. 2.

Кроме такого рода записи, иногда бывает целесообразно фиксировать протекание операций без подробного указания характера прокладываемого маршрута и специфики телефонных переговоров.

Необходимость в облегченной фуксации возникает при разовом обследовании труда дежурных, когда нужно срочно дать характеристику их загрузки. Примером может служить запись, приведенная в табл. 3.

В этой записи не содержится указания на характер маршрутов и переговоров, однако она дает представление о частоте операций с поездами и, следовательно, о насыщенности труда дежурного.

Таблица 3
Таблица 3

Приведенные записи по методу символической фиксации действий показывают, что этот методический прием дает материал для более содержательного отражения деятельности работников, связанных с управлением производственным процессом, чем перечисленные выше виды хронометража. Его преимущество состоит в том, что более гибко, более конкретно могут регистрироваться операции, на поверхность выступает не только количественная, но и качественная их сторона.

Этот методический прием, несмотря на свою относительную гибкость и известные преимущества перед другими видами хронометража, не свободен, однако, от недостатков. Он не дает полной картины деятельности, связанной с управлением производственным процессом. Поэтому применение его как средства изучения этой деятельности должно сочетаться с целым рядом методов - наблюдением за работой, опросом работников, анализом ошибочных действий и т. д. Лишь в комплексе с этими методами символическая фиксация действий может воссоздать полную картину интеллектуальной деятельности, необходимой для осуществления процесса управления.

Удобной и более содержательной модификацией метода символической фиксации является регистрация процесса решения задач по приему, отправлению, пропуску поездов, а также по организации маневровой работы станции на бланках, изображающих схему станционных путей.

На бланк наносится схема той станции, на которой производились наблюдения. На этой схеме с помощью линий, заканчивающихся стрелками, фиксируются операции ДСП. На схеме фиксируется последовательность осуществления отдельных элементов операции, которые мы назвали шагами. Каждый отдельный шаг изображается стрелкой со стоящей около нее цифрой (рис. 2).

Зарегистрированная таким образом на схеме станционных путей совокупность операций дежурного может рассматриваться как объективированная последовательность его действий на тот или иной отрезок времени.

В ряде случаев для того чтобы представить всю совокупность действий по управлению в целом, целесообразно воспользоваться распространенным в кибернетике методом алгоритмического описания процессов управления. Приводимый метод регистрации дается по А. А. Ляпунову [56].

Для того чтобы та или иная система актов могла быть зафиксирована в формуле, порядок выполнения этих актов должен быть точно определен заранее раз и навсегда. Так, работа дежурного на небольшом разъезде состоит в том, чтобы давать отправление поезду при получении от диспетчера соответствующих распоряжений. В данном случае отражение совокупности актов будет представлять собой жесткую нерасчленимую схему, а фиксация трудовых операций будет простой. Если условно обозначить операцию приема поезда дежурным через А, запрос о возможности отправления поезда - через В, а само отправление - через С, то обозначение совокупности актов дежурного по приему и отправлению поезда будет ABC.

2. Регистрационный бланк последовательности элементов операций
2. Регистрационный бланк последовательности элементов операций

В этом случае, однако, удельный вес мыслительного компонента весьма незначителен и, следовательно, данная совокупность действий не может быть признана типичной для оперативного управления производственным процессом. Гораздо более типичен тот случай этого вида деятельности, в котором каждая операция выполняется не безусловно, а лишь после проверки наличия соответствующих условий, необходимых для ее выполнения.

Например, дежурный может принять прибывающий поезд лишь тогда, когда его длина соответствует полезной длине станционных путей. В противном случае поезд или должен быть задержан у входного сигнала, или, при наличии достаточного количества свободных путей, расцеплен на две части, каждая из которых принимается на соответствующий путь.

Очевидно, что для объективной фиксации этого более сложного вида деятельности недостаточно простого перечисления актов, из которых складывается работа, - здесь необходимо фиксировать и те условия, от выполнения или невыполнения которых зависит осуществление того или иного акта.

В приведенном примере отчетливо выступает значение проверки условий для выполнения трудового акта: если условие выполнено (длина поезда соответствует длине станционных путей), то выполняется одно действие (открывается входной сигнал), если не выполнено, то другое (поезд расцепляется). Следовательно, для фиксации деятельности, связанной с управлением производственным процессом, необходимо наряду с самими действиями регистрировать условия, при выполнении или невыполнении которых осуществляются те или иные из этих действий. Символическое изображение совокупности актов и проверяемых условий, расположенных в определенной последовательности, носит название логической схемы или алгоритма.

При составлении логической схемы обычно принято обозначать большими латинскими буквами А, В, С . . . определенные действия (элементарные операторы). Например, в работе дежурного по станции это будут акты приема и отправления поезда. Малыми буквами р, q . . . обозначаются проверяемые условия, которые называются логическими.

Таким образом, логические схемы являются выражениями, составленными из элементарных операторов и логических условий в той последовательности, которая соответствует описываемой деятельности.

Предполагается, что члены схемы "срабатывают" слева направо. Для того чтобы в одной формуле отобразить все возможные варианты последовательности действий, в схеме применяют особые символические значки - нумерованные стрелки. Эти стрелки нужны только в том случае, когда не выполнено какое-нибудь логическое условие. После каждого логического условия стоит нумерованная стрелка вверх (↑), которая оканчивается в другом месте схемы (↓). Для определения последовательности актов нужно проверить очередное логическое условие и, если оно выполнено, читать следующий член логической схемы, если не выполнено, то искать тот член формулы, к которому спускается стрелка того же номера.

С помощью стрелок (если известно, какие логические условия выполнены и какие не выполнены) можно точно определить порядок осуществления операторов.

Примером логической схемы может служить следующее выражение:


Для того чтобы читать эту формулу, необходимо составить таблицу выполнения содержащихся в ней логических условий. Эта таблица будет включать в себя следующие четыре варианта:

1) р - выполнено, q - не выполнено;

2) р - не выполнено, q - выполнено;

3) р - выполнено, q - выполнено;

4) р - не выполнено, q - не выполнено.

В первом варианте порядок выполнения действий и, следовательно, чтение формулы будет осуществляться следующим образом. Срабатывает первый член схемы - оператор А, за ним проверяется логическое условие р и, поскольку оно выполнено, срабатывают последовательно следующие за ним операторы В и С. Затем проверяется условие q и, поскольку оно не выполнено, срабатывает не оператор D, стоящий следом за ним, а оператор А, к которому ведет стрелка № 2, начинающаяся у условия q. Затем работа схемы начинается сначала. Таким образом, порядок выполнения действий при этом варианте будет: ABC, ABC,. . .,АВС.

Во втором варианте после оператора А срабатывает оператор С (поскольку условие р не выполнено, и именно к этому оператору ведет стрелка № 1 от данного условия) и следом за ним оператор D (условие q выполнено и стрелка № 2 не принимается во внимание). Порядок работы схемы будет ACD.

Третий вариант предполагает, что все логические условия выполнены; в этом случае, как было сказано выше, схема работает без участия стрелок, т. е. срабатывают все операторы - ABCD.

В четвертом варианте оба условия не выполнены, поэтому работают обе стрелки. После оператора А срабатывает оператор С (по стрелке № 1 от условия р), затем снова оператор А (по стрелке № 2 от условия q) и т. д. Следовательно, в этом случае порядок работы оператора будет АС, АС,. . . ,АС.

Таким образом, расположение членов логической схемы и расстановка стрелок в ней определяют порядок работы операторов в зависимости от значений входящих в эту схему логических условий (табл. 4).

Таблица 4
Таблица 4

Помимо перечисленных символических обозначений, применяемых для записи логических схем, существует еще один знак - ω, который представляет собой условный символ, не имеющий конкретного содержания, но необходимый для записи более сложных схем действий, ω - это всегда ложное логическое условие, рядом с которым стоит стрелка вверх, так же как рядом с другими логическими условиями. Специфическая особенность этого логического условия состоит в том, что после него всегда работает только тот оператор, к которому ведет стрелка, начинающаяся около всегда ложного условия.

Значение этого чисто условного символического знака видно из следующего примера. В третьем варианте приведенной выше схемы, в котором логические условия р и q выполнены, работают операторы ABCD, и алгоритм заканчивается. Но бывают случаи, когда для фиксации некоторой трудовой деятельности необходимо подчеркнуть, что данная совокупность операций повторяется непрерывно. Для этого достаточно в конце алгоритма поставить знак со со стрелкой, указывающей, какой именно член логической схемы должен работать после него. Тогда приведенная выше схема примет следующий вид:


а третий вариант схемы вместо того, чтобы заканчиваться, будет протекать бесконечно; ABCD, ..., ABCD, ..., ABCD, ...

Таким образом, знак со дает возможность зафиксировать повторяемость, цикличность данного ряда операций. Это чисто методическое значение условного знака со существенно для алгоритмического описания различных видов производственного труда.

При таком методе фиксации действий можно в одной формуле, или иначе - в одной логической схеме, отразить несколько вариантов последовательностей выполнения актов (2n вариантов при n, равном количеству логических условий). Алгоритмический метод описания процессов управления позволяет в одной формуле дать целую структуру деятельности, причем не только символически обозначить операции, свойственные для того или иного вида деятельности, но и последовательности выполнения действий в зависимости от тех или иных условий.

Умственную деятельность дежурного по станции также можно фиксировать с помощью логической схемы.

Как указывалось выше, упрощенно деятельность дежурного состоит в приеме и отправлении поездов, а также в руководстве маневровой работой на станции. Все эти действия осуществляются лишь при выполнении целого ряда логических условий. Следовательно, в данном виде деятельности основными операторами являются:

А - отправление поезда;

В - прием;

С - задержка отправления;

D - задержка приема;

E - приказ о расцепке поезда;

F - сообщение с соседней станции о выходе поезда;

G - акты маневровой работы.

Основными логическими условиями, выполнение или невыполнение которых так или иначе детерминирует деятельность дежурного, могут быть:

р - наличие свободных путей для приема;

q - соответствие длины подошедшего поезда длине наличных путей;

r - наличие свободного блок-участка удаления;

s - наличие свободных путей для маневровой работы;

ω - всегда ложное логическое условие.

Логическая схема работы дежурного при наличии этих операторов и логических условий может иметь следующий вид:


Изменяя значение логических условий, можно получить различные варианты последовательностей работы алгоритма. Всего таких вариантов в данном случае будет 16.

В табл. 5 представлены все сочетания операций по приему и отправлению поезда в зависимости от выполнения логических условий в данной логической схеме алгоритма.

Совершенно естественно, что различные последовательности актов неодинаковы по степени их сложности. Самыми легкими могут считаться варианты 1 и 2, т. е. Те случаи, когда либо выполнены все условия, либо не выполнено только одно из них - s, которое при выполнении условий р и q может не приниматься во внимание. В этих случаях работа схемы начинается с оператора F (сообщение с соседней станции о выходе поезда), затем после проверки выполнения условий р и q следует оператор В (прием), от которого после ложного условия ω идет стрелка 4 к условию r, выполнение которого влечет за собой оператор А (отправление). После отправления снова сообщение запрашивается с соседней станции (стрелка 7 после ω) и цикл начинается сначала. Это нормальная работа дежурного.

Таблица 5
Таблица 5

Большего напряжения требуют варианты 3 и 10, в которых не выполнено условие r, т. е. занят первый блок-участок удаления. Выполнение данного условия не зависит от деятельности дежурного. Освобождение блок-участка определяется скоростью движения отправленного ранее поезда. Поэтому дежурному приходится систематически проверять условие r и задерживать попутный поезд (оператор С) до тех пор, пока r не будет выполнено. Наиболее сложными могут считаться последовательности операций 9, 11, 12, в которых не выполнено условие q, т. е. прибывающий поезд длиннее имеющихся станционных путей. В этом случае стрелка под цифрой 2 после условия q приводит к проверке условия s (наличие путей для маневровой работы), и если последнее выполнено, то производится расцепка поезда и установка его частей на разных путях (операторы EG).

Работа станции включает в себя обычно несколько логических схем, систему алгоритмов. Остановимся на работе небольшой станции.

Основная работа этой станции может быть схематически представлена следующим образом:

F - констатация приближения поезда (расписание, сообщение с соседней станции);

А - установка одной половины поездного маршрута (нечетного);

В - установка одной половины поездного маршрута (четного);

А1 - установка второй половины поездного маршрута (нечетного);

В1 - установка второй половины поездного маршрута (четного).

Р - организация мероприятий по ремонту.

Эти операции осуществляются дежурным в зависимости от выполнения или невыполнения следующих логических условий:

с - исправность централизации;

n - удаление предыдущего поезда;

к - готовность последующей станции принять поезд;

ω - всегда ложное логическое условие.

Задержка действия обозначается через соответствующий символ с чертой наверху.

При такой символике операторов и логических условий логическая схема алгоритма основной поездной работы может быть изображена следующим образом:


Последовательность актов в том случае, когда нет никакого осложнения в работе, будет иметь следующий вид: Fсn А (В) к А11).

Это первый вид задач. Вторым видом задач можно считать те случаи, когда нормальная работа нарушается невыполнением одного из основных логических условий, например исправностью централизации, и нужно организовать целый ряд мероприятий по устранению неполадок. Схематически этот вид задач может быть охарактеризован как FcP при с=1, nА (В) кА11).

Маневровая работа протекает в значительной степени независимо от основной, поэтому для нее нужно составить отдельную логическую схему. Введем следующую символику:

З - запрос дежурного по путям или машиниста о необходимости маневров (и каких именно);

Н - действие по прокладке маневровых маршрутов;

Т - дополнительное согласование с дежурным по путям или машинистом;

Логические условия:

р - свободность требуемых путей;

ω - всегда ложное логическое условие.

При этих операторах и условиях логическая схема алгоритма, отражающая деятельность дежурного при маневровой работе, будет иметь вид:


При этом могут быть два варианта: 1) ЗрН; 2) ЗрТрр . . .; при р=1: Н.

Особой задачей следует считать перевод маневрового локомотива или состава из одного парка в другой через главные пути. Для фиксации действий по решению этой задачи необходимо ввести дополнительные операторы и логические условия.

Операторы:

H1, H2 - действие по прокладыванию маршрута из четного парка на главный путь и с главного пути в нечетный парк;

1, H¯2 - задержка этих действий (психологически задержка Действий представляет собой более тяжелую нагрузку, чем само действие, Поскольку задержка, как правило, ведет к невыполнению основной задачи - своевременного пропуска поездов);

Ц - задержка поездов на главном пути;

Р - организация мероприятий по устранению неполадок.

Логические условия:

н - наличие перерыва в движении поездов ("окна") по главному пути;

р1, р2 - свободность и исправность четного и нечетного маневровых маршрутов.

Общая схема задач по переводу подвижного состава из одного парка в другой через главные пути при данных операторах и логических условиях будет:


Основываясь на логической схеме, можно выделить три основных варианта последовательности актов, характерных для этой работы дежурного.

1) Все условия выполнены: 3нрН1р2Н2, после чего продолжает действовать схема, отражающая действия дежурного, связанные с приемом, отправлением или пропуском поездов по главным путям, поскольку перевод из одного парка в другой закончен. Совокупность действий является нормальной.

2) Отсутствует перерыв в движении по главным путям или, иначе, н = 0. В этом случае последовательность действий будет: ЗнТннн.....н=1, после чего: р1Н1р2Н2, т. е. по первому варианту. Следовательно, специфическим моментом маневровой работы дежурного по станции при невыполнении условия н, т. е. при отсутствии "окна" для перевода состава из одного парка в другой, является ожидание этого "окна" до тех пор, пока оно не появится.

3) Не выполнено условие р2 - неисправна одна из стрелок маневрового маршрута. В этом случае дежурный должен организовать ремонтную работу. Последовательность действий будет здесь такая: Знр1Н1р2НЦРр2р2р2 .... р2=1→Н2, т. е. дежурный останавливает на главном пути маневровый состав, перекрывая тем самым движение по главным путям, организует ремонтные работы и проверяет исправность стрелки до тех пор, пока ее не исправят. Это - наиболее тяжелый вариант маневровой работы. Он вызывает наибольшее напряжение у дежурного по станции в силу того, что закрывает движение по главным путям.

Таким образом, в работе дежурного промежуточной станции на двухпутном участке можно выделить следующие совокупности действий:

1) прием, отправление, пропуск поездов по главным путям;

2) маневровая работа в двух парках, расположенных по обеим сторонам главных путей;

3) работа по переводу вагонов и локомотивов из четного в нечетный парк и обратно через главный путь.

В данном примере деятельность работника, связанного с управлением производственным процессом, не может быть зафиксирована в одной логической схеме алгоритма. Отражение этой деятельности можно дать лишь в нескольких алгоритмах или в системе алгоритмов, состоящей из трех логических схем, каждая из которых фиксирует одну из разновидностей работы. Все эти логические схемы, а также варианты последовательностей актов, которые из них вытекают, целесообразно представить в виде следующей системы алгоритмов (табл. 6).

Логическая схема - алгоритм - является довольно удобной, компактной формой представления всей структуры трудовой умственной деятельности по управлению, особенно в тех случаях, когда деятельность эта состоит из дискретных операций. В настоящее время алгоритмическое описание используется не только в исследованиях по психологии труда [31], но и в работах по педагогике [51]. Широкое использование алгоритма в психологических работах нуждается, однако, в целом ряде оговорок.

Прежде всего, необходимо иметь в виду, что само обозначение членов логической схемы - логических условий и операторов - отнюдь не означает еще, что при этом раскрыто их психологическое содержание. Например, проверка логического условия может быть довольно сложным процессом восприятия, а иногда и интеллектуальной деятельностью, содержание которой не станет яснее от того, что она будет обозначена определенной буквой. То же самое относится и к оператору. Вторым ограничением использования алгоритмов в психологии является наличие таких процессов, которые вообще не поддаются описанию с помощью логических схем. Существуют также алгоритмически неразрешимые задачи, решение которых принципиально не может быть осуществлено с помощью алгоритма.

Таблица 6
Таблица 6

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://railway-transport.ru/ "Railway-Transport.ru: Железнодорожный транспорт"