НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ




13.02.2014

Пять легенд о Николаевской железной дороге

13 февраля 1842 года император Николай I подписал указ о строительстве железной дороги, соединяющей две столицы: Москву и Санкт-Петербург. За длительное время стройки железнодорожного пути дорога обрастала множеством народных слухов и легенд. Мы расскажем о пяти легендах, связанных с железной дорогой Петербург-Москва.

Служащие железной дороги. Станция Тверь. Фото: Goffert/Wikimedia Commons
Служащие железной дороги. Станция Тверь. Фото: Goffert/Wikimedia Commons

Загогулина императора

Одна из наиболее известных легенд, связанная с Николаевской (ныне — Октябрьской) железной дорогой — это легенда об изгибе дороги в районе станции Оксочи — Вербьинском обходе. Считается, что император лично давал указание о том, как и где проложить дорогу: император приложил к карте линейку и провёл линию. Однако карандаш, который держала одна рука императора, наткнулся на палец другой руки и прочертил изгиб. Императорское решение надлежало выполнить.

Эта легенда не выдерживает проверки. Исследователи отмечают, что в этом месте имелся перепад профиля, который «затруднял движение составов с паровозами, имевшими не очень большое тяговое усилие». Для прохода подъёма приходилось прицеплять дополнительный локомотив либо расцеплять состав на две части. Ради преодоления неудобств и был создан «изгиб» — Веребьинский обход со ст. Оксочи.

Пять легенд о Николаевской железной дороге. Фото: neogeo.lv
Пять легенд о Николаевской железной дороге. Фото: neogeo.lv

Страшный мост

Существует легенда о странном поведении Николая Первого во время пробы новой железной дороги. Когда дорога уже была готова, Николай проехал всё расстояние от Петербурга до Москвы, чтобы принять работы. Но у Веребьенского моста (это довольно длинный мост, протяженностью 590 метров и с высотой опор в 53 метра) произошла внеплановая остановка, и высокая комиссия с императором во главе вышла подышать свежим воздухом. Государь, увидев колоссальные размеры моста, якобы испугался ехать по ней, не доверяя ее надежности. Он отдал распоряжение прогнать по Веребьенскому мосту пустой поезд, и только после того, как убедился, что мост достаточно крепок, комиссия продолжила путь.

Именно этот мост изображен на барельефе, который находится на памятнике Николаю I на Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге. Проектировал мост Д. И. Журавский.

Николай Первый у Веребьинского моста. Фото: Витольд Муратов/Wikimedia Commons
Николай Первый у Веребьинского моста. Фото: Витольд Муратов/Wikimedia Commons

Тормозная краска

Есть и еще одна легенда, объясняющая остановку на Веребьенском мосту. Железную дорогу строили десять лет и потому рельсы успели заржаветь. Строителям было стыдно показывать императору заржавевшую дорогу. Потому было решено быстро выкрасить рельсы — и кто-то из мастеров, чрезвычайно исполнительный, выкрасил их не только по бокам, но и сверху. Сделано это было в последний момент.

В результате поезд забуксовал на этом участке, и пришлось облегчать состав, заодно высаживая пассажиров. Для устранения задержки сыпали песок под огромные колеса и с трудом протолкнули поезд дальше.

Пять легенд о Николаевской железной дороге. Фото: Goffert/Wikimedia Commons
Пять легенд о Николаевской железной дороге. Фото: Goffert/Wikimedia Commons

Симметричные вокзалы

У легенды о том, что по вокзалам можно судить о вечном соревновании Москвы и Петербурга, есть все основания. Не зря говорят, что вокзалы эти в чем-то похожи, а в чем-то различны. Это была задумка архитектора Тона, который решил все пространство дороги – 651 километр – как единый ансамбль, как огромную по протяженности площадь. Обе ее стороны «замкнуты» симметричными зданиями — петербургским и московским вокзалами.

Фасад вокзала в Петербурге на две пары окон шире. А башня, наоборот, скромнее — это сдержанная реплика главных вертикалей Невского проспекта – адмиралтейского шпиля и башни городской Думы. Незаметное, но значительное расхождение в отделке окон: в Петербурге между двух арок висела «гирька», что было характерной особенностью московской архитектуры XVII века, а в Москве, наоборот, вокзал украшен барочным кружевом в напоминание о петербургских декорах Растрелли.

Вокзалы Санкт-Петербурга (слева) и Москвы. Фото: Goffert/Wikimedia Commons
Вокзалы Санкт-Петербурга (слева) и Москвы. Фото: Goffert/Wikimedia Commons

Суеверные страхи

В народе ходили слухи, что никто не решался первым сесть в поезд Москва – Санкт-Петербург. Люди верили, что эта страшная машина управлялась не иначе как нечистой силой: черти крутили колеса, а их предводитель вел состав. Поэтому первыми в поезд посадили арестантов.

Пять легенд о Николаевской железной дороге. Фото: SMU Central University Libraries/Wikimedia Commons
Пять легенд о Николаевской железной дороге. Фото: SMU Central University Libraries/Wikimedia Commons

Потом уже, убедившись, что поезд идет точно по проложенному пути и способен на остановки, в него сели первые «официальные» пассажиры, включая императора. Как известно, не только народ недоверчиво относился к новшеству Николая Первого. Среди образованных людей, понимающих, как устроен поезд, были и те, кто видел в модернизации страны отрицательную сторону.

Екатерина Балаева


Источники:

  1. smartnews.ru




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://railway-transport.ru/ "Railway-Transport.ru: Железнодорожный транспорт"